ФЭНДОМ


Хотя по своему лексическому составу слово «антисемитизм» и означает неприязнь к семитам вообще, считающимся потомками их праотца Сима, в действительности под ним разумеют вражду исключительно по отношению к евреям. Термин «антисемитизм» был изобретён и введён в употребление Вильгельмом Марром (1819-1904), сыном еврейского актёра из Гамбурга и активным участником революции 1848 года, взамен другого понятия – «юден хаст», которое означало ненависть именно к евреям.

Этот термин был введён Марром в семидесятые годы ХIX века, чтобы им обозначать не ненависть к евреям, а неприятие идеологии иудаизма и проповедуемых им морали и культурных ценностей во всех их видах и проявлениях.

26 сентября 1879 г. семит Марр основал в Берлине «Лигу антисемитов», которая просуществовала до конца 1880 г. Эта лига собрала 250.000 подписей под петицией к Рейхстагу с требованием определённых ограничений для евреев. Рейхстаг, однако, это требование не принял. Марром было написано несколько брошюр и памфлетов против иудаизма. Наиболее известна из них «Победа жидовства над неметчиной», вышедшая в конце ХIX в. и на русском языке.

Однако вскоре еврейские идеологи подменили содержание понятия термина «антисемитизм», сведя его к прежнему понятию «юден хаст», то есть под «антисемитизмом» стали подразумевать якобы врождённую и присущую всем народам ненависть к еврею как личности, независимо от его качеств, морали, форм поведения, идей, им проповедуемых и так далее. Считается, таким образом, что никаких безобразий от еврея исходить не может, никакого хамства, никакой эксплуатации других народов, никакой агрессии в области культуры и политики. Этакая врождённая зоологическая ненависть, инстинкт, бороться с которым и призвано путём воспитания своих членов масонство как таковое и всё «прогрессивное человечество».

К этой уловке евреи прибегают и всякий раз, как только затрагиваются неудобные для них вопросы, заранее объявляя «антисемитом» всякого, кто заговорит о них без похвалы или, по крайней мере, без жалости. Благодаря такому зажиманию ртов люди, читающие впервые правду о евреях, всегда удивляются, как они не слыхали до сих пор ни о чём подобном. Но факты говорят сами за себя. Еврейская администрация удачно пользовалась (и пользуется до сих пор) созданным ею представлением об «антисемитизме», полезным Сиону в том отношении, что, будя ненависть в сердцах евреев к другим народам, оно вызывало к ним жалость в сердцах сердобольных христиан как к якобы несправедливо гонимому племени. Запугивая еврейскую массу «антисемитизмом», руководители Сиона ещё больше подчиняют её себе, удерживая в повиновении. В пресловутых «Протоколах сионских мудрецов» они прямо об этом заявляют: «антисемитизм нам нужен для управления нашими меньшими братьями» (Протокол № 3). Но главная заслуга искусно раздуваемой синедрионом на протяжении всей еврейской истории юдофобии заключается в том, что она разбрасывала евреев по всему свету, что в конечном итоге и дало возможность создать всемiрный союз сионистов, достигший положения сверхправительства, имеющего возможность незаметно руководить по своему усмотрению нитями, исходящими из правительственных канцелярий всех стран мiра. Применение же сионистами трюка с использованием термина «антисемит» является главным орудием сокрытия той тайной агрессивно-разрушительной деятельности, в которую они вовлекают еврейское население стран рассеяния, везде создавая из него «пятые колонны», занимающиеся подрывной работой в странах своего проживания. Убеждение, что «антисемитизм» может выступать превосходным средством удержать народ вместе и способен даже предстать как вечная гарантия еврейского существования обычно подкрепляется тем обстоятельством, что в течение многих столетий евреи испытывали специфическую враждебность со стороны коренных народов стран еврейского рассеяния, которая выступала как мощный фактор сохранения еврейской обособленности и в духовном, и в политическом отношении. При этом носители этого убеждения отрицают какую-либо ответственность самих евреев за такое отношение к ним со стороны неевреев на протяжении всей истории рассеяния и отказываются её обсуждать. А между тем источник враждебности следует искать в определённых аспектах самой еврейской истории и в некоторых специфических функциях, которые исполняли евреи на протяжении многих веков. Если «антисемитские» лозунги оказываются наиболее эффективным средством вдохновить и организовать народные массы на борьбу с существующими порядками и на разрушение старых форм государственного строя, то элементарные ключи к пониманию растущей враждебности между определёнными группами общества и евреями должны содержаться в предшествующей истории отношений между евреями и государством. Очевидное, хотя и часто забываемое правило заключается в том, что антиеврейские настроения приобретают политическое значение только если они выступают в сочетании с каким-либо крупным политическим вопросом или если групповые интересы евреев вступают в открытый конфликт с такими же интересами главенствующего класса в обществе. Если рассматривать ситуацию с социальной точки зрения, то в настоящее время в ходе атак на государство евреи всегда отождествляются с правительством.

Автор: Анатолий Павлович Брагин - branibor1955@mail.ru

Антисемитизм. Гипотезы в Европе. Править

Безусловно, пальму первенства по продвижению расовых теорий в Европе заслужила гитлеровская Германия. Однако было бы ошибочным убеждение, что эти взгляды не находили сторонников в других европейских государствах.

Так в Великобритании большой известностью и популярностью пользовались труды Х.С. Чемберлена, который, будучи женатым на еврейке-полукровке, мог восхищаться отдельными представителями еврейской нации, но при этом считал, что иудаизм представляет собой угрозу цивилизации. Как бы ни был хорош отдельный индивидуум, сто тысяч таких, как он, могут разрушить общество, не подозревающее об этой опасности. Говоря о ростовщичестве евреев, Чемберлен проецирует на Ветхий Завет клеветнические измышления венских экономистов-антисемитов. Утверждая, что Давид и Христос были арийцами, а Моисей и Павел - евреями, он невольно пародирует афоризм Люэгера: «Это мне решать, кто еврей». В отличие от Гумпловича, Чемберлен считал предосудительными любые контакты между расами. Ему хотелось, чтобы каждая раса развивалась в изоляции от других - без смешанных браков, что имело место в таких великих империях как Римская или Габсбургская.

Ссылки Править