ФЭНДОМ


CC BY-NC-ND
A dl s banner 1

Dianomika

Вопрос - философская категория, форма мысли, побуждающая к ответу, в которой выражается просьба дополнить имеющуюся информацию с целью устранения или уменьшения познавательной неопределенности.


Вопрос — логическая форма, включающая исходную (или базисную) информацию с указанием на ее недостаточность с целью получения новой информации в виде ОТВЕТА. ВОПРОС - тип суждения, предполагающий недостаток информации о соответствующем объекте и требующий ОТВЕТА, объяснения.


ВОПРОС - философская категория, в Дианомике в сети своего внешнего развития суть результат синергизма категорий УСЛОВИЕ и ПРОБЛЕМА. Категория ВОПРОС образует диаду с результатом собственного диалектического отрицания категорией ОТВЕТ.

Для справки: Терминология Дианомической ЛОГИКИ.


!Gnoseologia




Мнения Править


Ниже приведены МНЕНИЯ по данной проблеме из философских справочников и энциклопедий. Для чего? Для создания видимости объективности автора статьи? Нет.

Автор статьи стремится к тому, чтобы читатель:
                        - минимизировал своё время для знакомства с альтернативными мнениями;
                        - «Имел мужество пользоваться собственным умом.» (Иммануил Кант).


Из Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001. - Ю. В. Ивлев. Править


  • ВОПРОС - Словари и энциклопедии на Академике


Из Википедии Править



Из "Современный философский словарь" под общ. ред. д.ф.н. проф. В.Е.Кемерова, изд-во «Панпринт», 1998, В.П.Прытков. Править


ВОПРОС и ОТВЕТ — мыслительная и языковая структура, которая опосредованно функционирует в основаниях всякой осмысленной человеческой деятельности. Человек разумный — это прежде всего человек вопрошающий и отвечающий, а потому свободный и ответственный, поскольку прагматическая сущность В. и О. предполагает свободу выбора. С т. зр. логики, В. есть высказывание, предполагающее О. В свою очередь О. — это высказывание, которое есть результат интеллектуальной деятельности (решения задачи), обусловленной и управляемой В.
Витгенштейн в «Логико-философском трактате» (1921) писал: «Для ответа, который невозможно высказать, нельзя также высказать и вопрос. Тайны не существует. Если вопрос вообще может быть поставлен, то на него можно и ответить».

Идеи Л. Витгенштейна получили развитие в современной эротетической (от греч. erotesis — вопрос) логике, в которой основным методологическим требованием, предъявляемым к исследованию В., является изучение его в неразрывной связи с О. «Знание того, что считается ответом, равносильно знанию вопроса» (цит. по: Белнап Н., Стил Т. Логика вопросов и ответов. М., 1981, с. 44).
Проблематика В. и О. исследуется не только логикой, но также лингвистикой и семиотикой (изучающими прежде всего коммуникативно-прагматические функции В.), риторикой (эмфатические функции В.), психологией общения и когнитивной психологией (познавательные функции В.), педагогикой (функции В. и О. в обучении и воспитании). Одна из «болезней» современной цивилизации состоит в том, что при индустриально-конвейерной организации образования обучаемых учат отвечать, а не спрашивать, хотя очевидно, что прогресс не в меньшей степени зависит от В., чем от О. на них. Обучаемым сообщают многочисленные О. на В., лишенные для них личностного смысла. Для теории массовых коммуникаций, психологии и педагогики очень актуально изучение суггестивных (внушающих) свойств В.


Становление компьютерной цивилизации (информационного общества) также актуализирует изучение проблематики В. и О. Эротетическая логика призвана внести вклад в построение теоретического фундамента для создания новых информационных технологий, прежде всего систем управления базами данных (СУБД). Функционирование СУБД и широкий доступ к ним обнаружили потенциальные общественные опасности, например, «допустить к власти негодное правительство, а также тайно, полуявно и явно вторгаться в личную жизнь человека» (Белнап П., Стил Т. Цит. соч., с. 143). Указанные авторы полагают, что Эротетическая логика представляет метод, обеспечивающий полное и законное пользование СУБД в социальной среде, и дает некоторую гарантию защиты от незаконного использования таких систем, способствуя решению многочисленных этических и юридических проблем.


Исторически первые свидетельства «вопрошающего человеческого бытия» (М. Хайдеггер) фиксируются в письменных памятниках культуры Древнего Египта, таких как «Беседа разочарованного со своим духом», содержащих образцы смятенного вопрошания («Кому мне открыться сегодня?») и пессимизма, обусловленных социальной катастрофой и крушением идеалов. «Энума элиш» и эпос о Гильгамеше (начало II тыс. до н. э.) — памятники культуры Месопотамии — также содержат интересные образцы префилософского вопрошания. В памятниках культуры Древней Индии (между II и тыс. до н. э.) содержатся: а) сомнения в существовании богов («Нет Индры, — иные говорят, — кто видел его? Кого воспевать нам?»; «Где он?... нет его»); б) постановка первых философских В. («Откуда возникло это мирозданье?») — Ригведа; в) столкновение мировоззренческих позиций в форме цепочки В. и О. («Кто такой Брахман?») — Упанишады (IX — VI вв. до н. э.).
В древнекитайской книге «Чжуан-цзы» (IV в. до н. э.) ставятся основные аксиологические В.: «Существует ли в Поднебесной высшее счастье? Чего домогаться, от чего отказываться? Что любить, что ненавидеть?» — и формулируются О. на них. Первый В. в тексте Библии: «И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Быт., 3:1) — это герменевтический В. В буддийской книге «Вопросы Милинды» (II в. н. э.) утверждается первая классификация В.: согласно Будде, существует четыре рода В., которые различаются между собой характером О. на них. На одни В. (смысложизненные) даются однозначные О., на другие — с оговорками, на третьи отвечают встречным В. (вторая и третья группы охватывают знания о мире), на четвертые (метафизические) — отклонением В. В моральной философии Конфуция познание человека совпадает с его нравственным самоопределением, поэтому нельзя ответить на В.: «Что такое человек?», не отвечая на В.: «Каким он должен быть?» (см.: Гусейнов А. А. Великие моралисты. М., 1995).
Вопросно-ответная (катехизисная) форма изложения философских идей присуща древнегреческой философии со времен ее зарождения (VI в. до н. э.), начиная с семи мудрецов, остроумные В. и О. которых приводят Диоген Лаэртский и др. авторы. Например, Фалеса спросили: «Что на свете трудно?» Он ответил: «Познать себя» — «Что легко?» — «Советовать другому». Софист Протагор (484 — 411 гг. до н. э.) впервые «выделил четыре вида речи — пожелание, вопрос, ответ и приказ..., назвав их основами речи», — свидетельствует Диоген. В центре внимания натурфилософов-досократиков стояли В. об устройстве и происхождении мира, понимаемого как единое целое. Методическое вопрошание стало основным занятием Сократа (463 — 399 гг. до н. э.) — родоначальника философской этики, и главным методологическим принципом его философствования. Сущность сократовской майевтики состояла в том, чтобы направить собеседника на путь самостоятельного мышления об основных смысложизненных ценностях (Что такое прекрасное? Что есть добродетель? Что есть истина?) при помощи цепочки искусно поставленных В. Другой философ античного мира — Платон (427 — 347 гг. до н. э.) — диалектиком называл того, кто умеет спрашивать и отвечать.


Средневековая философия также не утратила интереса к проблематике В. и О., о чем свидетельствуют, в частности, апофатическая теология Ареопагитик, «Да и Нет» П. Абеляра и «Сумма теологии» Фомы Аквинского. Р. Декарт (1596 — 1650) в «Правилах для руководства ума» анализировал логическую структуру В. и его познавательные функции.


Новейшая история логики В. и О. начинается с работ польских философов Р. Ингардена (1925) и К. Айдукевича (1926).


Современная эротетическая логика изучает синтаксические и семантические особенности языковых выражений, называемых В. и предпосылками В. Понятия «вопрос», «ответ на вопрос» и «предпосылка (пресуппозиция) В.» являются исходными в каждом из основных направлений логического анализа В.

Существует два основных подхода к построению формальной теории В.:

1) лингвистический и
2) компьютерный.


В рамках первого подхода строится перевод реально существующих В. естественного языка на формальный язык. Формальная имитация В. называется интеррогативом. Примерами В., имеющих интеррогативы, являются: ли-В., какой-В., сколько-В. и почему-В. Формальную имитацию имеют лишь те В., О. на которые могут быть точно описаны (т. е. установлена их логическая структура и определено множество альтернатив).

В рамках второго подхода исходным материалом для формализации В. является формальный язык, используемый в информационной системе, ориентированной на решение некоторого класса информационно-поисковых задач. Каждой задаче соответствует предписание, содержащее императивное требование ее решения (например, «Найти все публикации по заданной теме»). Т о., в рамках этого подхода В. понимается как запрос (требование информации определенного типа), адресованный к информационной системе. Очевидно, что не все В. естественного языка имеют интеррогативы: например, В. «В чем смысл жизни?» не имеет формальной имитации, а В. «Может ли машина мыслить?» имеет. Это обстоятельство ограничивает возможности использования эротетической логики в методологии научного познания (поскольку в научном поиске множество альтернатив, как правило, не известно наперед).


Центральным понятием эротетической логики (в варианте Н. Белнапа и Т. Стила) является понятие прямого ответа, характеризуемого тремя аспектами —

выбором,
требованием полноты и
требованием различения.


Для формализации вопросно-ответных отношений используют четырехзначную логику, а также аппараты интуиционистской и релевантных логик. Одним из главных результатов эротетической семантики (в указанном варианте) является т. н. «теорема пятого гимнософиста»: «Задай глупый вопрос, и ты получишь глупый ответ» (Белнап Н., Стил Т. Цит. соч., с. 135).

Эти авторы полагают, что В. допускают истинностную оценку: истинность пресуппозиции данного В. — необходимое и достаточное условие существования истинного О. на данный В. Некоторые исследователи отрицают возможность истинностной оценки В. и предпочитают говорить об их правильности (корректности).


Укажем, следуя В. Ф. Беркову, необходимые условия правильной постановки В.:

1) ясность, определенность, недвусмысленность (требование следует из закона тождества);
2) системность (логическая зависимость между В.), последовательность постановки В. (предостерегает от «ошибки многих В.», описанной еще Аристотелем);
3) обоснованность В. (т.е. истинность его предпосылок).


Важную роль играют и требования, которым должен удовлетворять всякий доброкачественный О.:

1) О. должен отличаться ясностью, точностью, однозначностью и, по возможности, лаконичностью (требование закона тождества);
2) О. не должен быть противоречивым, иначе он не может быть истинным (требование закона непротиворечия);
3) О. должен быть в достаточной мере обоснованным (закон достаточного основания);
4) О. должен уменьшать неопределенность В., быть информативнее его;
5) О. должен удовлетворять принципам кодекса полемики, прежде всего таким, как принципы равенства, демократизма, уважения, объективности (см.: Берков В. Ф. Логика вопросов в преподавании. Минск, 1987).


В исследования проблематики В. и О. значительный вклад внесли также труды целого ряда ученых и философов: зарубежных — Т. Кубиньского, Г. Леонарда, 3. Цацковского, Я. Хинтикки, Д. Харры, Г. Хижа, К. Хэмблина и др., и отечественных — Д. А. Бочвара, Е. К. Войшвилло, П. В. Копнина, Ф. С. Лимантова, Ю. А. Петрова, В. К. Финна и др.

Логика В. и О. широко используется в ряде направлений современной философии и социологии. Известно, что эффективность и объективность социологического опроса зависят от правильности постановки его В. (см.: Аверьянов Л. Я. Почему люди задают вопросы? М., 1993).


Современные методологи интерпретируют научный эксперимент как В., заданный экспериментатором природе, а результаты эксперимента — как О. природы, подлежащий расшифровке.

Х.-Г. Гадамер особо подчеркивает герменевтическое первенство В.: «Совершенно очевидно, что структура вопроса предполагается всяким опытом. Убедиться в чем-либо на опыте — для этого необходима активность вопрошания» (Гадамер Х.-Г. Истина и метод. М., 1988, с. 426). Он полагает, что В. труднее О.: «Чтобы быть в состоянии спрашивать, следует хотеть знать, то есть знать о своем незнании». Гадамер выявляет существенную связь между вопрошанием и знанием: «Знание может быть лишь у того, у кого есть вопросы...».

В этой связи вполне оправданным представляется следующий тезис: «Искусство вопрошания есть искусство спрашивания-дальше, то есть искусство мышления. Оно называется диалектикой, потому что является искусством ведения подлинного разговора». Последний же неизбежно обладает «структурой вопроса и ответа» (там же, с. 431). Этой же структурой обладает прозрение.

Более того, «логика наук о духе является... логикой вопроса», — утверждает Гадамер. В этой связи он высоко оценивает попытку Р. Дж. Коллингвуда противопоставить логику В. и О. господствующей пропозициональной логике и разработать на ее основе историческую метафизику.

В философско-исторической концепции А. Дж. Тойнби аналогичную роль играет категориальная пара «вызов-и-ответ».

В поздних трудах Л. Витгенштейна много внимания уделяется экзистенциальным аспектам проблематики В. и О., основаниям человеческого сомнения, осмысленности философских В. Он писал: «Философ лечит вопрос — как болезнь».


Одна из задач современной философии — способствовать формированию подлинной культуры вопрошания, без которой невозможны диалог, ведущий к взаимопониманию, и выживание человечества (См. «ПРОБЛЕМА».)


Из Ивин А. А., Никифоров А. Л. "Словарь по логике" - М.: Туманит, изд. центр ВЛАДОС, 1997. - 384 с. Править


ВОПРОС — предложение, выражающее недостаток информации о к.-л. объекте, обладающее особой формой и требующее ответа, объяснения.

В языке В. выражается в вопросительном предложении, напр.: «Когда на Марс ступит первый житель Земли?» В. не является суждением, ибо для суждения характерно утверждение или отрицание ч.-л., в то время как В. не выражает ни утверждения, ни отрицания. Поэтому к В. неприменима истинностная характеристика: они не являются истинными или ложными.

В. могут быть осмысленными или бессмысленными, корректными или некорректными, правильными или неправильными. Хотя сам В. не выражает суждения, в основе его всегда лежит суждение или совокупность суждений. В частности, приведенный выше В. опирается на суждения о том, что существует Земля и жители Земли, существует планета Марс, имеется принципиальная возможность полета с Земли на Марс.

Условием осмысленности В. является истинность тех суждений, на которые он неявно опирается. В самом деле, если бы планеты Марс не существовало и соответствующее суждение было ложным, наш В. оказался бы бессмысленным.

Всякий В. возникает на основе некоторого исходного знания, неполноту или неопределенность которого требуется устранить. Именно на эту неполноту или неопределенность указывают вопросительные слова «кто?», «что?», «когда?», «почему?» и т. п. Ложность суждений, лежащих в основе В., указывает на то, что такого исходного знания, неполноту или неопределенность которого требуется устранить, не существует, поэтому В. теряет смысл.

Если спрашивающий не знает о ложности предпосылок своего В., то он совершает простую логическую ошибку, задавая некорректный В. Если же спрашивающий осознает ложность предпосылок своего В. и задает его с целью запутать своих оппонентов или слушателей, то его В. квалифицируется как софизм.


Особое положение занимает т. наз. риторический В., который по сути дела В. не является, а представляет собой суждение (утверждение или отрицание ч.-л.), которому придана грамматическая форма вопросительного предложения. Знание, на которое опирается риторический В., не содержит неполноты или неопределенности, нуждающихся в устранении, спрашивающему не нужна дополнительная информация. Напр., В. «Кто из нас не любит стихи А. С. Пушкина?» вовсе не выражает стремления спрашивающего выяснить, кто из присутствующих не любит стихи Пушкина. Спрашивающий пользуется грамматической формой В. для высказывания утверждения «Все мы любим стихи А. С. Пушкина».

Обычно различают два типа В.:

У т о ч н я ю щ и е В., напр.: «Верно ли, что Петров успешно сдал экзамен по математике?» Подобные В. включают в себя обороты «верно ли», «нужно ли», «действительно ли» и т. п.

Уточняющие В. могут быть простыми или сложными (аналогично простым и сложным суждениям). «Верно ли, что космонавты побывали на Луне?» — простой В. «Пойдете вы в кино или не пойдете?» - сложный (дизъюнктивный) В., который составлен из двух простых В.

В о с п о л н я ю щ и е В., напр.: «Какой город является столицей Португалии?», «Что означает слово "филистер"?» и т. п. Такие В. включают в себя вопросительные слова «где?», «когда?», «кто?» и т. п. Они выражают стремление спрашивающего получить недостающую информацию. Сложный восполняющий В. включает в себя несколько вопросительных слов и может быть разбит на ряд простых восполняющих В., напр.: «Кто, где, когда, из какого оружия совершил убийство президента США Джона Кеннеди?»

В. играют большую роль в научном познании, ибо именно в форме В. формулируются те проблемы и задачи, решая которые, наука получает новое знание. Не менее велика роль В. в процессе обучения. Наука ищет ответы на те В., решение которых еще не известно человечеству. Учащийся имеет дело с такими В., ответ на которые уже получен, но ему еще не известен. Поиски ответа на В., получение отсутствующей у учащегося информации в некоторых чертах похожи на процесс научного поиска и должны содействовать развитию логического мышления и творческих способностей учащегося. Для этого важно правильно ставить В. и развивать у учащегося умение правильно отвечать на них. При постановке В. нужно соблюдать следующие правила:

1. В. должен быть осмысленным, или корректным. Для проверки корректности В. следует проверить, истинны ли предпосылки В. Напр., в В. «Какова высота дома?» основными предпосылками будут утверждения о существовании дома и о наличии у него такого свойства, как высота. Эти утверждения истинны, поэтому В. корректен. В В. «Какие из натуральных чисел зеленые?» основными предпосылками будут утверждения о существовании натуральных чисел и о том, что они обладают определенным цветом. Последнее утверждение ложно, следовательно, В. некорректен.
2. В. должен быть сформулирован по возможности кратко и ясно. Длинные, сложные, нечеткие В. затрудняют их понимание и поиски ответа на них.
3. Сложный В. целесообразно разбивать на составляющие простые В. Напр.: «Являлись ли Чехословакия и Монголия в 1960 г. членами СЭВ?» Этот сложный В. следует разбить на два простых, т. к. ответы будут различными — «да», «нет», ибо ЧССР в 1960 г. была членом СЭВ, а Монголия вступила в члены СЭВ только в 1963 г.
4. В сложных разделительных В. нужно указывать все возможные альтернативы. Напр.: «Какой оценки заслуживает данная работа — "неудовлетворительно" или "отлично"?» Здесь не указаны другие возможные альтернативы — «удовлетворительно"» и «хорошо».


Только правильно поставленный В. способен выполнить свои функции как в научном познании, так и в дискуссии и в обучении.


ВОПРОСОВ ЛОГИКА, или: Эротетическая, интеррогативная логика Править

— раздел современной символической логики, исследующий логико-семантические свойства вопросительных предложений.


Существуют два подхода к построению формальной теории вопросов, которые условно называются «лингвистическим» и «компьютерным».

Согласно первому подходу, материалом для построения формальных описаний вопросов служат реально существу­ющие вопросы естественного языка с произвольной, неспециализированной семантикой. В рамках этого подхода строится перевод вопроса на формальный язык, в котором исследуется соответствующее вопросу формальное представление.

Согласно второму подходу, исходным материалом для формализации вопроса является формальный язык, используемый в информационной системе, ориентированной на решение некоторой совокупности информационно-поисковых задач. Формализация вопросов в информационном языке осуществляется на базе проблемно ориентированной семантики, а именно: каждому типу вопросов соответствует специальное вопросно-ответное отношение, характер которого зависит от семантики. Таким образом, в рамках этого подхода вопрос понимается как запрос — требование информации определенного типа, адресованное к информационной системе.



Из «Словаря Логика» А.Д.Гетмановой: Править


ВОПРОС — форма выражения ПРОБЛЕМЫ.

Термины “ВОПРОС”, “ПРОБЛЕМА” — нетождественные, но связанные между собой понятия. “ПРОБЛЕМА” — это ВОПРОС из области науки, для ответа на который недостаточно имеющейся к данному моменту информации (знания).

Но ВОПРОС может ставиться с целью получения информации, уже имеющейся у человека, или в процессе социологических исследований, чтобы выявить чьё-то мнение по этому ВОПРОСА (в форме интервью или анкетирования).


Четкая, корректная формулировка ВОПРОСА необходима при оформлении запроса для введения его в ЭВМ. Велика роль правильной, однозначной постановки ВОПРОСА в различных сферах трудовой деятельности человека: судебно-следственной практике, педагогической работе и т. д. Вот почему логика уделяет большое внимание правильной постановке ВОПРОСА и правильному ОТВЕТУ на него.

ВОПРОС формулируется в вопросительном предложении, которое не выражает суждения, и, следовательно, оно не истинно и не ложно.


Например, “Имеются ли подводные вулканы?”, “Какая самая высокая гора в мире?”.

Всякий ВОПРОС включает (в себя УСЛОВИЕ ВОПРОСА – ред. Ежов):

во-первых, исходную информацию о мире, называемую базисом или предпосылкой ВОПРОСА (Например, о подводных вулканах, о горах), и,
во-вторых, указание на ее недостаточность и
в-третьих, необходимость дальнейшего дополнения и углубления знаний.


Обычно различают два вида (типа) ВОПРОСОВ:

I типуточняющие (определенные, прямые или ли-вопросы) (Например, “Действительно ли в 1979 г. население в Лондоне составляло 7 млн человек?). В ли-вопросах присутствует частица “ли”: “верно ли”, “действительно ли”, “надо ли” и т. д. К ли-вопросам относятся обычные да-нет В. типа: “Является ли стекло жидкостью при температуре 70оF?”
Уточняющие В. могут быть простыми или сложными.
Простые В. делятся на условные и безусловные.

Например, “Верно ли, что космонавты побывали в открытом космосе?” — простой безусловный В.;

“Верно ли, что если повысить температуру металла до точки плавления, то он перейдет в жидкое состояние?” — простой условный В.


Сложные В. (как и суждения сложные) делятся на В. конъюнктивные (соединительные) (Например, “Удостоены ли советские хоккеисты золотой медали на Олимпийских играх в 1984 и в 1988 гг.?”) и дизъюнктивные (разделительные) (Например, “Это было убийство или самоубийство?”).


В. типа: “Если рабочий повысит производительность труда, то он получит большую зарплату?” — не является сложным В., ибо его нельзя разбить на два самостоятельных простых В. Это — простой условный В.


II тип В. — восполняющие (неопределенные, непрямые, «какой-вопросы»). Они включают в свой состав вопросительные слова — операторы В.:
“Где?”, “Когда?”, “Кто?”, “Что?”, “Почему?”, “Какие?” и др.


Эти В. также делятся на простые и сложные (Например, “Какие простые числа лежат между 20 и 30?”; “Что означает слово “агностик?” — являются простыми В.).

Сложные В. можно разбить на несколько простых восполняющих В. (Например, “Какой известный английский писатель является автором произведений “Луна и грош” и “Театр”?”). Предпосылкой (или базисом) восполняющего В. является содержащееся в В. исходное знание, неполноту или неопределенность которого требуется устранить.


В. бывают логически корректными или логически некорректными (т. е. правильно или неправильно поставленными). Предпосылки первых — истинные суждения, предпосылки вторых — ложные или неопределенные (по смыслу) суждения. Если спрашивающий не знает о ложности базиса, то В. поставлен некорректно. В противном случае В. задается с целью провокации, запутывания своего оппонента, и такой В. называют “провокационным”, а его постановка есть софистический прием (от греч. sophistike — рассуждение, основанное на преднамеренном нарушении законов логики). Например, провокационным является В.: “Как построить вечный двигатель?” и т. д.



Существуют определенные правила постановки простых и сложных вопросов:

1) корректность постановки В., т. е. они должны быть правильно поставленными, корректными. Провокационные и неопределенные В. недопустимы;
2) необходимо предусматривать альтернативности ответа (“да” или “нет”) на уточняющие вопросы (Например, “Было ли полное солнечное затмение в 1988 г. на территории Франции?”);
3) краткость и ясность формулировки В. Длинные, запутанные, нечеткие В. затрудняют их понимание;
4) простота В. Если В. сложный, то его лучше разбить на несколько простых (Например, “Вы были когда-нибудь в Канаде?”, “Вы были когда-нибудь во Франции?”);
5) в сложных разделительных В. необходимо перечислять все альтернативы (Например, “К какому виду (по форме) относится этот русский трехструнный щипковый музыкальный инструмент: альтовая балалайка, детская балалайка, балалайка-прима или балалайка-контрабас?”);
6) необходимо отличать обычный В. от риторического В. Риторические В. (Например, “Кто из вас не хочет успеха в работе?”) являются суждениями, т. к. в них содержится утверждение или отрицание; обычные же В. суждениями не являются.


Характер вопроса определяет виды ответов на него:

1. Ответ на простой В. первого типа (уточняющий, определенный, прямой, ли-В.) предполагает одно из двух: “да” или “нет” (Например, “Является ли Бальзак автором романа “Шагреневая кожа”?) (ответ — “да”). Ответ на простой В. второго типа (восполняющий, непрямой, какой-вопрос) требует привлечения точной, исчерпывающей информации о времени, месте, причинах, результатах исторического события или природного явления и др.
2. Ответ на сложный конъюнктивный В. требует ответа на все простые В.. входящие в сложный (Например, “Верно ли, что настой пустырника принимают при гипертонии, при сердечно-сосудистых неврозах и на ночь как успокаивающее средство?” Ответ: “да”, “да”, “да”). При ответе же на сложный дизъюнктивный В. часто достаточно дать ответ лишь на один или несколько составляющих его простых В. (на одну альтернативу). Так, на В.: “Предпочитаете ли Вы в воскресенье выехать за город или побывать в театре?” — ответом будет суждение: “Я предпочитаю в воскресенье выехать за город”.


В. в познании играет особенно большую роль, т. к. познание мира стимулируется постановкой проблем.


Из "Новейшего философского словаря", Минск, 1999 г., С.В.Воробьева. Править


ВОПРОС - тип суждения, предполагающий недостаток информации о соответствующем объекте и требующий ОТВЕТА, объяснения.

Логическая структура любого ВОПРОСА включает (в себя УСЛОВИЕ ВОПРОСА – ред. Ежов):

1) базисную информацию - то, что уже известно;
2) неизвестное - то, на что направлен В.;
3) требование перехода от данного к искомому, выраженное в местоименных языковых формах и (или) вопросительной интонации.


Логические значения В. как особой формы мысли отличаются от логических значений высказываний (истина или ложь), так как в В. отсутствует утверждение или отрицание, а выражается лишь запрос, поиск, направленный на устранение незнания.

В., с точки зрения присущего ему логического значения, можно характеризовать как

своевременный или несвоевременный,
корректный или некорректный,
осмысленный или неосмысленный,
понятный или непонятный,
содержательный или несодержательный.


Любой ВОПРОС должен быть определенным, т.е. на него можно ответить утвердительно или отрицательно и существует эффективная процедура (т.е. предписание, намечающее последовательность преобразований, которые необходимо применять к каждому элементу какой-то операции, чтобы прийти к единственно правильному РЕШЕНИЮ) для нахождения такого ОТВЕТА.


При отсутствии данной эффективной процедуры возникает проблемная ситуация.


ПРОБЛЕМОЙ называется такая разновидность В., ответ на который не содержится в накопленном знании и алгоритм решения которой неизвестен.

ОТВЕТОМ на проблему выступают гипотезы.

В интерактивной логике (логике В. и ответов) по способу формирования неизвестного В. принято делить на два типа:

1) В. к решению (неместоименный), выражающий стремление к уточнению или к подтверждению суждения, находящегося под вопросительным знаком, либо стремление найти истинный ОТВЕТ среди суждений, находящихся под вопросительным знаком;
2) В. к дополнению (местоименный), намечающий лишь схему ответа в виде пропозициональной функции, которую необходимо превратить в истинное высказывание.


В. к решению и В. к дополнению делятся на

простые, которые невозможно разбить на два самостоятельных В., и
сложные, разбиваемые на два или более простых В.


Простые В. к решению делятся на условные ("Если телу придать третью космическую скорость, оно покинет пределы Солнечной системы?") и безусловные ("Все ли цвета радуги содержит белый свет?").

Сложные В. к решению делятся на

конъюнктивные ("Верно ли, что число 47256 делится на 2 и на 3?") и
дизъюнктивные в исключительном смысле ("Данный вулкан действующий или потухший?") или неисключающем смысле ("Хотите чаю или кофе?").

В В. к решению часто имеется или подразумевается частица "ли" в словосочетаниях "действительно ли", "верно ли", "надо ли", "справедливо ли" и т.д., что позволяет выделить подмножество "ли" - В.


Простые и сложные В. к дополнению делятся на открытые, предусматриывающие ответ в свободной форме ("По каким признакам из множества чисел выделяется подмножество рациональных чисел?"), и закрытые, требующие точного и определенного ответа в виде одного простого или сложного суждения ("Кто является автором романа "Веверлей"?", "Кто, где, когда убил Гая Юлия Цезаря?").


Неопределенность, содержащаяся в В., устраняется в ОТВЕТЕ.

Ответы по разным основаниям делят на:

1) прямые и косвеные;
2) полные и частичные;
3) исчерпывающие и неисчерпывающие;
4) допустимые и недопустимые.


Из Портал Рефератов Править




См. также Править



Ссылки Править







© Dianomik 16:52, октября 15, 2013 (UTC)