Наука
Advertisement

Справедливость

- является одним из высших принципов взаимных отношений между людьми. В идее С. Спенсер различает два элемента. Положительный элемент ее заключается в признании за каждым человеком права на беспрепятственную деятельность и на пользование теми благами, которые она приносит; а так как люди одарены различно, то и в результате их действий неизбежно неравенство. Отрицательный элемент идеи С. заключается в сознании того, что существуют пределы, обуславливаемые наличностью других людей, имеющих одинаковые права, уважение к которым является необходимейшим условием общественной жизни; в мысли о сферах действия, взаимно ограниченных, заключается понятие равенства. Неуравновешенная оценка этих двух элементов ведет, по мнению Спенсера, к расходящимся нравственным и социальным теориям. Так, в идее С., выработанной греческой философией, преобладает элемент неравенства. В диалогах Платона справедливым признается "правило о том, чтобы индивидуумы не брали принадлежащего другому, и в свою очередь не лишались принадлежащего им самим"; С. состоит, поэтому, в том, "чтобы каждый человек имел и делал то, что ему принадлежит"; несправедливо браться за занятие другого человека и "пробивать себе путь" из одного класса в другой. Наоборот, в системах утилитаризма (правило Бентама: "каждый должен считаться за одного, никто не должен считаться более, чем за одного") и коммунизма элемент неравенства совершенно исчезает: С. означает равное распределение материальных и нематериальных благ, достигаемых человеческой деятельностью, причем совершенно не допускается, чтобы доли счастья, достающегося людям, представляли неравенства, сообразно с их способностями или характерами. Истинное понятие о С. получается, по мнению Спенсера, путем надлежащей координации двух указанных элементов, причем идеи равенства и неравенства применяются одновременно: первая - к границам, вторая - к результатам человеческой деятельности. В действительности теория Спенсера соответствует лишь мировоззрению капиталистического общества, как оно выразилось в девизе laisser faire, ограничивающем задачи государства одной лишь охраной права. Между тем, требования С., имея неизменную основу, по содержанию своему изменяются сообразно нуждам времени и места. Эта неизменная основа выражена еще в формуле Гиллеля (см.): "не делай другим того, чего не желаешь себе" - формуле, сводящейся к принципу равноценности всех людей, что далеко не равнозначаще признанию равенства относительно пределов человеческой деятельности. Об отношении формулы Гиллеля к христианской заповеди любви и совершенства ср. ст. Влад. Соловьева: "Спор о С." ("Вестник Европы", 1894, №№ 4 и 7). См. Спенсер, "С." (СПб., 1897).


Как основной элемент правосознания, С. должна найти выражение в юридических нормах; но положительное право всегда отстает от жизни. Способом приближения первого к последней служит казуальное юридическое творчество, которое ставит себе задачей восполнять и изменять действующее право сообразно особенностям отдельных случаев, а исходным моментом своим и руководящим началом объявляет С. Отсюда дуализм между правом легальным и судебной практикой, проводящей начала С. Так было в древнем Риме (см.), где строгому праву (strictum jus) противополагалось преторское право (см. Эдикт претора), исходившее из начал "справедливости" (aequitas), которая понималась в самом широком значении и синонимами которой у юристов классической эпохи служили "добрая совесть" (см.) "добрые нравы" (boni mores), "честность" (honestas) и др. выражения (pietas, verecundia и т. п.). С. требовала толкования актов по их смыслу и действительным намерениям сторон; она требовала также возмещения всякого неправомерного ущерба, уполномочивала судью на разрешение всякого спора по совести и по внутреннему убеждению. В задачи С. входила также защита родства по крови, в противоположность агнатству. С. положена была и в основу понятия об обмане, явившегося одним из крупнейших орудий преторского права. Ссылка на обман, в виде иска (actio de dolo) или возражения (exceptio doli), допускалась как вспомогательное средство, коль скоро обычай добропорядочных и честных людей требовал судебного преследования или судебной защиты, хотя бы в силу строгого права они были неосуществимы. Если претор включал в судебную формулу оговорку об обмане, то такая формула обязывала судью-присяжного разбирать все дело по "совести" (bona fide) и С. Особая система права С. сохранилась и в Англии, где проводником С. (equity) служит канцлерский суд (см.). В России попытку введения такого суда С. представляли собой совестные суды (см.).



В статье использованы материалы из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
Advertisement